Article Index

 

9.    Иисус сказал: Вот, сеятель вышел, он наполнил свою руку, он бросил (семена). Но иные упали на дорогу, прилетели птицы, поклевали их. Иные упали на камень и не пустили корня в землю, и не послали колоса в небо. И иные упали в терния, они заглушили семя, и червь съел их. И иные упали на добрую землю и дали добрый плод в небо. Это принесло шестьдесят мер на одну и сто двадцать мер на одну.

Самый поверхностный уровень смысла этой притчи знают все: Иисус разбрасывает знание, и оно усваивается  его учениками (дает всходы и плоды). С. Дэвис, один из серьезных комментаторов Евангелия от Фомы, не согласен с такой трактовкой. Он пишет: «Самое странное в притче о сеятеле – это его полная беспомощность и незнание дела. Ведь каждый садовник или фермер знает цену семенам и не будет разбрасывать их на дорогу, камни и поросшую сорняками землю. Как и в предыдущей притче о рыбаке, притча о сеятеле, по-видимому, указывает на случайный характер полученного результата, и как хорошая рыба была найдена случайно, так же случайно проросли и дали урожай иные семена. Притча особо подчеркивает те возможности, которые уже существуют в мире и могут принести результат. Она не подчеркивает каких-либо способностей сеятеля. То, что семена разбрасываются везде, указывает на то, что и Царствие присутствует везде. Но даже если оно присутствует везде, то не везде и не всеми оно может быть познано»*.
На мой взгляд, эта трактовка затрагивает один из важнейших смыслов притчи – случайный характер результата. Однако это лишь кажущаяся случайность, видимая с позиций субъективной реальности. В объективной же реальности (в Царствии) случайности быть не может. Там все предопределено. Иисус даже просчитал конечный результат для сеятеля. Глубочайшая метафоричность текста в данном случае распространяется на все детали: дорогу, птицы, камни, терния, червей и т. д. Это многообразие мирского, многообразие характеров и типов людских.
Но главное, о чем здесь идет речь, – это состояние Души и сознания человека. Добрый плод может дать только добрая Душа. То, что она дала плод в Небо, – важнейшая деталь, указывающая на то, что именно добрый человек угоден Богу и достоин Царствия Его. В этом, собственно говоря, все Учение Христа. Доброта – разновидность любви. Возлюбить ближнего –значит проявлять к нему добрые чувства. Ни одно другое качество человека не может быть поставлено по значимости рядом с добротой: ни умный, ни справедливый, ни храбрый, ни сильный, никакой другой человек не может быть избранным Отца Небесного. Доброте нужно петь гимны в обществе, но, к сожалению, с Евангельских времен и до наших дней субъективная реальность людей не меняет шкалы ценностных ориентаций.
С. Дэвис прав: сеятель вызывает удивление. Но это как раз подчеркивает разницу между нашим современным представлением об аграрной технологии и той далекой реальностью, которую мы пытаемся понять. Думается, для Иисуса не стояла задача сравнивать себя с квалифицированным фермером. Просто этот образ был очень доступен его слушателям. Но почему он так детально описывает его действия: «Вот, сеятель вышел, он наполнил свою руку, он бросил (семена)»? Иисус явно готовил своих учеников к будущей деятельности. Они должны были знать, что на их пути будут встречаться люди разного уровня. Но не стоит огорчаться, что высокое знание порой попадает в ненадежную почву. Это вполне компенсируют добрые Души. И Учитель показывает, какая отдача (плоды) последует за этим. Примененное им измерение не случайно. В нашей современной социометрии вряд ли встретишь такую точную статистическую меру духовного роста: «Это принесло шестьдесят мер на одну и сто двадцать мер на одну». То есть каждый добрый человек, воспринявший истину, приводит к ней от шестидесяти до ста двадцати человек. Наверное, так и распространялось христианство по Земле.

 

* Евангелие от Фомы: С комментариями Стивена Дэвиса. М., 2004. С. 52.

 

 

Additional information